• Как я стала мамой

    ***

    Пятница, обед. Я поступила в отделение патологии беременности. Листая историю болезни и результаты узи, врач ругается, какого черта я свалилась на ее голову в конце рабочей недели. Мой ребенок может в любой момент умереть в утробе, а с нее потом спросят. Тащит меня на очередное узи к главному эксперту роддома. Они смотрят плаценту, считают параметры ребенка, вопросы, вопросы, вопросы… А может, хромосомные аномалии? А почему бы и нет? Скрининг хороший? Ну это не показатель! Ребенок в основном отстает по костям – ногам и рукам, а это один из маркеров синдрома Дауна. Вон и с фалангой мизинца что-то не то. Да и нос какой-то маленький, не по сроку…

    Я в прострации. С момента скрининга у меня и мысли не было о возможных хромосомных патологиях. Они настойчиво пытаются меня выпихнуть из роддома – срочно к генетику! Но на носу выходные, прошу капельницы хотя бы прокапать, а в воскресенье уйду сама.

    В субботу мне делал допплер этот же узист. Тогда я спросила его, что он думает о моем случае. Цитирую ответ дословно: «Мое мнение, это хромосомная аномалия. И для тебя это лучший вариант. Сейчас сделаешь прокол, узнаешь точно, и спокойно пойдешь на искусственные роды. А потом будешь планировать здорового ребенка. Второй вариант – плод замрет в ближайшее время, и тогда тебя ждут искусственные роды. И третий – скоро тебе самой станет настолько плохо, что врачи будут вынуждены вызвать искусственные роды».

    Возможно, вы меня осудите. Но я действительно не была готова к ребенку с синдромом Дауна. И готова была пойти на роды. А вот и воспоминание №2. Полутемный больничный коридор. Я только что сказала мужу, что не знаю, как смогу убить своего ребенка, ведь он живет, шевелится и я люблю его. Он рыдает на моем плече в ужасе, что возможно нам все-таки придется это сделать.

    А потом генетики, беготня от врача к врачу, антибиотики, уколы, контрольные узи. Все высказывали надежду, что отставание вызвано убитой плацентой, а не патологиями. Я жила в персональном психологическом аду, постоянно прислушиваясь, шевелится ли малыш, не замер ли он. Разучилась улыбаться. Слонялась по квартире. Пока другие мамочки покупали приданое, я все выбирала просто «на всякий случай, вдруг все будет хорошо». Ездила к мощам Матроны Московской, просила помощи и сил. Декрет, начавшийся на месяц раньше, слился в один сплошной серый кошмар. Я ела даже ночью, чтобы сыну хоть что-то перепало. Могу только сказать, что никому не пожелаю носить ребенка и запрещать себе любить его, чтобы не было так больно потом его потерять.

    ***

    Не буду вас утомлять рассказами о моих мытарствах. В 35 недель я попала на очередное сохранение в роддом при ГКБ 20. Да еще и заболела перед этим, так что загремела в обсервацию. По узи ребенок весил чуть более полутора килограмм, что минимум на килограмм меньше положенного ему по сроку веса, практически не рос, но нежно лупил свою мамочку, любил клюквенный морс и конфетки. Меня уговорили на кесарево, сказали, что неизвестно, сколько протянет плацента.

    У меня никогда раньше не было операций. И я ужасно не хотела расставаться со своим сыном. Пока он был внутри меня, это давало ощущение его безопасности, хотя я и знала, что ему там тяжело. В последнюю ночь я гладила, гладила живот, ловя каждое шевеление.

    Жутко лежать распятой на операционном столе. Классный дядька анестезиолог развлекает меня шуточкам, не больно колет в позвоночник спиналку и требует рассказать ему два пошлых анекдота. Блин, а в голове сумятица. И тут я чувствую, что в меня втыкают скальпель. «Эй, мне больно!». Врачи нерешительно останавливаются. Нам подождать? Дядька продолжает веселиться: «Ничего, сейчас все будет, влейте-ка ей что-то там». Картинка закружилась, отключилась.

    Очнулась я от боли в животе. Эта кошмарная «грелка» со льдом больно давила на него, неприятно холодила, а еще я не чувствовала ноги. В голове было смутное воспоминание: каталка, мелькают открытые палаты, врачи, я спрашиваю «что с ребенком?», кто-то отвечает «Кило шестьсот. Педиатр к вам подойдет». Это был сон?? Или я правда просыпалась на несколько секунд?

    Муж вызванивает детскую реанимацию. Наконец звонит: «Да, тебе не приснилось, 1620 г, 41 см. Видимых патологий нет. Говорят, что перспективный».

    Молоденький врач-реаниматолог позже и правда подошел ко мне. Он рассказывал, что никогда не видел такой плаценты и пуповины, что не понимает, как я вообще смогла доносить до такого срока и даже до такого веса. Чудо, чудо, повторяет он. Оценка по Апгар 5/8. Малыш не сразу задышал сам, пришлось провести первичные реанимационные действия.

    Телефон разрывается от поздравительных смс-ок. Я стала мамой. Но вместо счастья только тревога.


Комментарии 3
  • Саша Ч
    Вот это история...господи...вы знаете, мало того, что вы мать-героиня ( всем бы ваше терпение и веру)так вы еще и потрясающе пишите..не могла оторваться от строк, дух захватывало..сейчас с малышом все в порядке?
      Прикрепить изображение
        Отменить
        Прикрепить изображение
      • Наталья Юрьевна
        Врачи они такие.могут ругаться.я вот помню когда-то таблетки не хотела пить.а врач говорила; неужели я столько времени работаю и не знаю что делаю??..
          Прикрепить изображение
            Отменить
            Прикрепить изображение
          • Дарья Романова - модератор сообществ
            я поздравляю вас от всей души за то. что вы смелая. Вы большая молодец, что смогли доносить своего малыша. Растите здоровыми и радуйте маму и папу))
              Прикрепить изображение
                Отменить
                Прикрепить изображение
                Прикрепить изображение
                Или перетащите изображение в окно